oni-fukucho
Kyodai, your kansai is protruding
История жанра дзисэй насчитывает много веков. Предположительно, изначально такие прощальные стихи слагали непосредственно перед смертью: во время серьезной болезни, в ожидании казни или перед самоубийством. Традиция писать предсмертные стихотворения пришла в Японию из Китая, однако стихотворения, схожие с японскими дзисэями, слагали и в Корее в эпоху Чосон.
Писались дзисэи и в форме японских танка и хокку, и в форме канси - стихов "в китайском стиле". И все же, чаще всего авторы дзисэев выбирали именно форму хокку, стараясь воплотить в ней и быстротечность последнего мгновения жизни, и переполняющие их в этот миг чувства.
Чтобы понять этот жанр японской поэзии, следует обратиться к самому концепту понимания смерти у японцев. Если для европейца она ассоциируется с потусторонним созданием, забирающим души людей в конце их жизненного пути, то для японцев это просто сам факт окончания жизни. Именно поэтому в японском языке существуют особые слова, обозначающие различные виды смерти, в зависимости от того, каким образом завершилась жизнь человека. Например, смерть в бою (戦死, "сэнси"), смерть от болезни (病死, "бё:си"), смерть от гнева или негодования (憤死, "фунси"), смерть в одиночестве (孤独死, "кодокуси"), трагическая и насильственная смерть (惨死, "дзанси"), самоубийство влюбленных (情死, "дзё:си"), смерть от старости (老死, "ро:си"), смерть в безумии (狂死, "кё:си"), смерть во время соития (腹上死, "фукудзё:си"), смерть на чужбине (客死, "какуси") и другие.
Дзисэи, таким образом, наилучшим образом воплощают эту самую идею о разнообразии смерти, о легком ее принятии. Сложение предсмертного стихотворения и попытки отразить в нем природу жизни, неизбежность смерти, мимолетность бытия - феномен уникальный для восточноазиатской культуры. Именно буддизм привнес в дзисэи понимание бесполезности и никчемности мирских желаний, самого существования человека. Часто дзисэи впитывают и чувство "вечного одиночества", лежащее в сердце дзэнского учения, и жажду просветления, и попытку постичь себя и бытие всего сущего.
Традиционно дзисэи писались естественно и изящно, без прямого упоминания факта смерти. В сочетании с табуированием темы смерти в синтоизме и буддизме, это оказывается вполне обоснованно. Чаще всего дзисэи были эмоционально нейтральными, глубоко метафоричными. Конкретное упоминание смерти заменялось в них аллегорическими образами хрупких цветов, осени, заката солнца.
С древних времен в Японии было принято, чтобы культурный и образованный человек слагал на смертном ложе предсмертное стихотворение. Самый ранний из дошедших до нас дзисэев принадлежит перу принца Оцу, сына императора Тэмму и признанного поэта, который в 686 году был вынужден покончить с собой в связи с предъявленными ему обвинениями в организации мятежа. Традиция эта поддерживается и поныне.
Интересно, что часто дзисэи писались не прямо перед естественной смертью (например, во время болезни) или совершением сэппуку, но и после обретения духовной зрелости - в качестве отклика на некий переломный момент в жизни автора или на некое впечатление. Кроме того, часто дзисэев у одного человека было несколько, иногда даже в разной форме. Например, принц Оцу написал сразу и стихотворение в японском, и стихотворение в китайском стиле, а знаменитый чайный мастер Сэн-но Рикю сложил канси и кё:ка ("простецкое/вульгарное" стихотворение-танка).
Сложение дзисэя негласно говорило о том, что автор его - человек образованный и культурный. Поэтому дзисэи слагали представители самурайского класса, аристократы, буддийские монахи. Стоит отметить, что для самураев выражение собственной решимости умереть в виде изысканного стихотворения и вовсе было отдельной статьей социального церемониала. Так, например, дзисэи сложили писатель Мисима Юкио и командующий японскими войсками в битве при Иводзиме генерал Курибаяси Тадамити. Оба - признавая свою готовность принять смерть с честью и со спокойствием на душе.


Определившись с тем, что же такое дзисэи и о чем их следовало писать, попробуем рассмотреть, в чем же была особенность предсмертных стихотворений исторических деятелей эпохи Бакумацу. Мы не беремся утверждать, что предоставляем вашему вниманию универсальную и стопроцентно истинную трактовку, однако, мы попытались разобраться, насколько "личной" оказалась привязка визуальных и аллегорических образов к персоне самого автора в дзисэях эпохи Бакумацу.

ЧИТАТЬ

@темы: bakumatsu, мое бездарное