• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: katsura (список заголовков)
15:48 

Kyodai, your kansai is protruding
пост с предыдущими записями

12 Апреля 1870

Ясная погода. Утром моя комната была заполнена посетителями. Среди них был и Хасэ Тобэй. Я попросил его определить мастеров, изготовивших мои мечи, не проверяя их клейма. Некоторых он определил верно, некоторых - нет. Когда я показал ему меч работы Такады Томоюки, он несколько раз ошибался с авторством; и, в конце-концов, он так и не смог определить, кто же его изготовил.
Сегодня в доме моей прежней семьи, Вада, проходили поминальные службы по случаю годовщины смерти моих родителей. Сегодня - годовщина смерти моей матери. Я отдал им дань почтения в храме Рюсё-ин*, перед могилами моих родителей и других. Потом я отправился в дом семьи Вада, чтобы поклониться поминальным табличкам и там же принять пищу...

*ныне - Коё-дзи

1 Мая 1870

... В 9 я помолился в храме Токо-дзи*...

* Могилы некоторых лоялистов, с которыми Кидо был близок, находятся в Токо-дзи. Вероятнее всего, там он поклонился могилам Ёшиды Шоина, своего идеологического наставника; Такасуги Шинсаку, с которым он восстанавливал силы Тёсю после 1865 года; Кусаки Гэнзуя, давнего товарища, который покончил собой во время самоубийственной атаки на Императорский дворец в 1864 году. Храм, кстати, был основан кланом Мори в 1691 году; там похоронено пять даймё этого клана. Храм находится в восточных предместьях Хаги, рядом с рекой Мацумото, в нескольких километрах от замка.


18 Мая 1870

Ясная погода. Утром Сугинохара, омэцукэ, пришел поговорить со мной согласно тайным предписаниям. Я обсудил с ним изменения, которые произошли с нашим народом до сих пор, и высказали некоторые соображения на счет будущего. Кроме прочего я говорил о формулировке десятилетнего плана по обертению и утверждению народного доверия, и о том, как бы сделать так, чтобы государственные декреты отвечали ожиданиям народа. Сугинохара искренне согласился со мной. Лично я испытывал досаду от того, что, поскольку военные беспорядки, которые правительство хана не сумело подавить, привели к тому, что была потеряна возможность провести некоторые реформы, так что многие проблемы хана были проигнорированы.

Мне не хотелось идти в Замок, но я был обязан сделать это согласно приказам...

* В конце мая 1870 Кидо из Тёсю отправился в Сацуму.


1 Июня 1870

Ясная погода. Я хотел увидеться с Сайго, но его не было дома.


2 Июня 1870

Облачно, кратковременные осадки. Сайго Китиноскэ пришел ко мне поговорить, с ним был Ояма Какуноскэ. Мы обменялись своими мыслями на счет событий прошедшего года, потом обсудили нынешнюю ситуацию.

3 Июня 1870

Ветрено, дождь. Я заглянул к Сайго после 8, и мы с ним проговорили едва ли не до 12...

4 Июня 1870

Ясная погода. Я сел на корабль после 8, и Осэко пришел меня провожать. Поскольку Осэко отправляется в Токио 7 числа, я доверил ему мое письмо к Окубо. Еще я оставил письмо для Сайго...

@темы: мое бездарное, bakumatsu, Katsura

14:54 

Kyodai, your kansai is protruding
тут все посты по тегу от позднего к раннему

18 Февраля 1870

... Намерения подавляющего большинства людей в правительстве хана в эти времена неясны. Трудно узнать, на что способны некоторые ненадежные и изменчивые личности.


20 Февраля 1870

... После 12 часов дня я ходил по делам в Замок. Огису и другие как раз оказались на месте в Совете по делам хана, Гидзинкане; и, услышав о превосходстве сил отрядов бунтовщиков, сётай, большинство из них оказались на последнем издыхании их мыслительных способностей. Однако, если мы не сможем определиться с основной стратегией относительно этого волнения, как долго протянет наша страна? За прошедшие несколько дней мы ничего не делали, кроме как высказывали свои сожаления о нехватке оборонительных войск, или же настоятельно советовали, что Кандзётай следует отослать в замок Ямагути.
Войска Кандзётая, в это самое время, оказались скорее сторонними наблюдателями, которые так и не приняли собственного решения и не примкнули к стороне правительства.
Но наконец, хвала небесам и правлению его Величества, было принято решение, что их следует отослать в Ямагути. А потом, прошлой ночью провели еще один совет, и решение достигло Кандзётая как раз перед их выступлением в замок Хаги. Я возмущен этой закономерностью принимать одно решение утром, а вечером его менять. Нам необходимо было решить, должен ли флот нашего хана покинуть Ханауру или нет; и мы решили составить петицию и подать ее в совет по делам хана, чтобы получить разрешение на отвод флота...


26 Февраля 1870

... В последнее время сочувствующие моим взглядам обращались ко мне течение дня; довольно много людей и правда беспокоились о судьбе провинции. Немного позднее 10 часов утра я получил донесение о чрезвычайном происшествии из Замка. Я закончил свой обед, завязал волосы и ушел из дома после часа дня. По пути кто-то рассказал мне, что войска бунтовщиков, сётай, окружили замок и отрезали все подступы к нему и выходы из него. Это подстегнуло во мне желание добраться до Замка; так что я отправился по новой дороге, чтобы достичь его поскорее.
На мосту громоздились баррикады; войска мятежников направились к Камэяме и Касугаяме. Ко мне подбежал какой-то старик; и, спрятавшись в рисовом поле, он подавленным голосом заявил мне, чтобы я не шел в Замок. Он сказал, что его послали из Замка посланником; это был старик, который там работал на кухне. Я вернулся на дорогу, чтобы все равно добраться до резиденции клана Мори, чтобы разузнать о ситуации в Замке. Я обнаружил, что Замок и все его окрестности окружили мятежники, и что они никому не дозволяли в него войти. Я был возмущен, и решил отправиться к себе. Тё уже был там, опережая меня на некоторое расстояние. Тё услышал, что ходили слухи о том, что особую злобу повстанцы питали ко мне в связи с тем, как сильно я поддерживал Правительство, и они всюду меня разыскивали.
Из-за этой опасности, Тё и я больше не выходили на улицу. Только чудом я смог спастись благодаря тому старику, которого встретил по пути в Замок, и который меня вовремя предупредил. Должно быть, сами небеса помогли мне.
Поздно ночью я встретился с Кацурой Куро из хана Ивакуни, чтобы обсудить нынешнюю ситуацию. Хан Ивакуни находится прямо позади нас, как и хан Токуяма. Я полагался на Итикаву Тошизо, надеясь использовать в итоге его влияние; да и у него было достаточно сил, чтобы все это осуществить. Я встретился с Куро в доме Тэраути, пока сам Тэраути был в Замке и не мог к нам присоединиться. Я разработал в целом план того, как разрешить эту ситуацию; и я собирался отправиться в Шимоносеки, чтобы его воплотить в жизнь.
Поскольку путь был труден, я взял с собой Миёши Гунтаро в качестве проводника. По пути я остановился и свернул с пути, чтобы навестить Ёшитоми Тобэя. По счастливой случайности Заимицу и Усуи были там, потому что пришли к Ёшитоми, разыскивая меня. Кашивамура послал двух человек, чтобы они тайно осведомили меня о том, что меня повсюду разыскивают мятежники. С ним же у меня было соглашение об объединении центрального и местного правительства; в качестве поддержки я поклялся сделать все, что только зависит от моих сил, чтобы уберечь хан от этих невзгод. К концу разговора уже пропели петухи, возвещая рассвет нового дня.

@темы: Katsura, bakumatsu, мое бездарное

23:16 

Kyodai, your kansai is protruding
тут все посты по тегу

4 Января 1870

Погода ясная. Во дворец я ходил после 12 дня; и в Высочайшем присутствии я получил следующие приказы:

Кидо, Младший Третий Придворный Ранг:
Сим направляем вас в хан Ямагути по государственным делам.
Январь 1870 (Второй год Мэйдзи, 12 месяц)
Высший Государственный совет


Кидо, Младший Третий Придворный Ранг:
Сим приказываем вам проследовать в следующем году в Китай и Корею в качестве нашего посланника; и согласно Нашей Высочайшей Воле вам следует усердно совершенствоваться и изучать науку международных отношений, дабы выбрать соответствующие процедуры древности и современности, поскольку сие есть дело предельной важности.*

*На самом деле Кацура туда так и не отправится


4 Января 1870

Санэтоми, Томоми, Санэмори**

Господин Томоми, Старший Советник Императора, зачитал приказы в присутствии Его Величества; и я принял их.

Сегодня во Дворце Окубо пообещал мне навестить меня этим вечером. Он заглянул ко мне, чтобы выразить ту тревогу, что он испытывал относительно тупика, в который мы зашли; и он настаивал на том, что будет сопровождать меня в хан Ямагути, чтобы удостовериться в том, какие я приму решения, прежде, чем вернуться в свою родную Сацуму и принять решительные меры, чтобы довести сотрудничество коалиции наших ханов до национального масштаба. Он настаивал, что подобный расклад изменит в точности до наоборот нынешние превалирующие неблагоприятные тенденции. Именно его уверенность в этом долгое время меня беспокоила; так что я согласился на его предложение. А потом мы немного выпили и побеседовали.
Несколько дней я высказывал все мои предположения и идеи принцу Сандзё и господину Ивакуре; и, наконец, мое мнение достигло Монаршей особы; мне было приказано вернуться домой, в Тёсю. Я надеюсь отправиться в путь завтра, как можно быстрее. Это и Ито приходили поговорить; мы посидели за столом и обсудили кое-какие темы. Все разошлись после 11 вечера, кроме Ито, который остался переночевать.

** Это три подписи: Сандзё Санэтоми, Ивакура Томоми и Токудайдзи Санэмори

@темы: мое бездарное, bakumatsu, Katsura

21:16 

Kyodai, your kansai is protruding
moth-prince.diary.ru/p184474731.htm - прошлые посты по дневнику собраны тут

4 Ноября 1869

Дождь. В 9 я ходил во Дворец на аудиенцию к Императору, на которой я выразил свою признательность Его Величеству. Потом я доверил мое письмо с отказом от Поощрительных Выплат Хиджикате, чтобы тот передал его Государю. Я покинул двор в 12 дня.

Вот каким было мое письмо:

Я глубоко тронут тем, что мой придворный ранг был повышен, а мне была предоставлена Поощрительная Выплата, особая милость Вашего Величества. Я со смирением выражаю мою благодарность. И не может быть большей удачи - за столь скромное обучение, что я получил я обрел столь высокое признание, глубже океанов и выше гор, из рук Вашего Величества, за столь жалкую службу.

Однажды, поминает ваш покорнейший слуга, Ваше Величество подтвердило, что на Тёсю не лежало никакой вины, что обвинение хана в измене было ложным; это было подобно тому, как если бы я узрел, как сияние солнце пробило тьму долгой ночи. И когда же я, с должным уважением, оглядываюсь назад, в прошлое, я отмечаю, как много мужей со всей преданностью служили Императорскому Дому после 1853 года, года Быка, и сколько из них потеряло свои жизни во время смуты, в то время как я неожиданно имел счастье пережить ее до нынешних времен, времен, когда девять из десяти моих прежних товарищей сложили свои головы.

И все же я должен быть благодарным за то, что я мог служить в правительстве и принимать участие в управлении страной по воле Вашего Величества, чей род ровесник Неба и земли. Всем моим успехом я обязан властному духу Вашего Величества, а не моим жалким попыткам выразить свою верность. Великодушие Вашего Величества находится вне моей возможности должно за него отплатить; я трепещу от страха, когда понимаю, как велик мой долг вам. Однако, я молюсь о том, чтобы нас ждал успех в установлении нового фундамента для государства в нашей Божественной Стране, и предпринятых по сему случаю попыткам переиначить управление и заменить устаревшие традиции прошлого новыми.

Титулы и содержания - важные инструменты поощрения талантов. И важнее всего отстранить от службы некомпетентных высокородных чиновников и выбрать способных людей пусть даже и с неясной родословной - и удостовериться в том, что ни один одаренный муж в этой стране не остался без должной работы. В течение истории взращенные в достатке и материальном богатстве были обделены пониманием сострадания; они были мало осведомлены и удалены от бед народа. И увы, слишком часто те, кто был одарен и образован не смотря на их способности не могли продвинуться, и такие люди часто если и не оказывались на самом дне, все равно испытывали трудности. Это всевечная проблема, о которой я хотел бы донести до вас свое время.

Если бы я принял эту Поощрительную Выплату, я бы мог жить в достатке до конца своих день, конечно же, на это могли рассчитывать мои потомки, и я более, чем уверен, что они бы не стали людьми, достойными статуса чиновника. Воистину, при новых порядках даже самые высокопоставленные даймё потеряли свое положение. Как ваш покорный слуга я воистину в восторге от ваших приказов мне; я, в свою очередь, смею просить вас о том, чтобы вместо моей Поощрительной Выплаты и далее обращались ко мне за советами в делах государственных. Более того, я молюсь о том, чтобы одаренные люди нашей Империи в дальнейшем получали достойное их положение, и чтобы сейчас мы могли разработать ясный взгляд на цели Реставрационного правительства, так, чтобы величие Империи могло распространяться, словно сияющие лучи, по всему миру, многими поколениями вперед. Как ваш покорный слуга я верен, как и прежде, равно как и буду в дальнейшем.

С уважением и искренностью,
Кидо Такаёши

@темы: Katsura, мое бездарное, bakumatsu

21:15 

Kyodai, your kansai is protruding
пост с предыдущими записями - moth-prince.diary.ru/p184474731.htm

30 Октября 1869

...Несколько дней назад, Императором были выделены Поощрительные выплаты; и я был среди одаренных этой милостью. Хиросава заверил письменный приказ и дал устное повеление на мой счет, а сегодня передал мне документы. Я глубоко тронут таким признанием от Его Величества.

Я предоставил свою петицию на Поощрительные выплаты в прошлом году, в надежде, что у будущих поколений останется место для памяти о подобных заслугах, и что основа Императорской власти станет прочнее. Когда мы обсуждали награды, передающиеся по наследству, я поинтересовался, как же мы можем надеяться на противостояние тем странам, где власть правами наследования не ограничена, если мы ограничим силу нашего народа системой наследования? Как мы можем поддержать престиж нашей Империи в будущем? Эта злостная практика выльется в застой в будущем. Я безжалостно спорил об этом, но мое мнение не имело силы; так что награды, передающиеся по наследству, снова присуждаются. А это суть неописуемое злоупотребление властью.

Письменный приказ Императора и устное распоряжения гласили:

Кидо Такаёши, Младший 4 Придворный Ранг

Вы уже много лет как посвятили себя служению Императорскому Дому. Его Величество вам благодарен; за участие в Государственном Совете с начала 1868, Года Дракона, вы с утра до ночи трудились над тяжелым делом планирования реформ, что позволили бы Его Величеству как можно скорее завершить масштабную работу над Реставрацией. Поэтому в качестве признания вашего служения, мы предоставляем вам повышение в Придворном Ранге и жалуем вам годовой доход в 1800 коку.

(Сентябрь 1869, Год Змеи, Государственный Совет)




Оэ Асон Такаёши, Младший 4 Придворный Ранг
Годовой доход в 1800 коку
В качестве награбы за ваши выдающиеся заслуги таково будет жалование вам и вашим потомкам

Октябрь 1869, Год Змеи
Печать Государственного Совета




Оэ Асон Такаёши, Младший 4 Придворный Ранг

Мы даруем вам Третий Придворный Ранг, провозглашенный Правым Министром Фудзивара Асон Санэтоми, Младшего Первого Придворного Ранга, через Фудзивара Асон Тошимаса, Младший Третий Придворный Ранг, Старшего Секретаря Императора.

30 Октября 1869, Год Змеи



3 Октября 1869 чиновники в ранге Императорских Советников, или Санги, были призваны предстать перед Троном, где получили угощение и сакэ. Поскольку я в то время был в Хаконэ, я не смог присутствовать. Золотые монеты, шелк хабутаэ и чехол для печати, дарованные мне, были приняты Хиросавой и переданы мне.

@темы: Katsura, мое бездарное

12:35 

Kyodai, your kansai is protruding
18 Июля 1869

Не так давно вышло, что совет довольно долго обсуждал то, какой вид наказания следует применить к лидерам мятежа на Хакодатэ - один чиновник предложил спросить мнения в военном штабе на месте. Большинство решило, что наша жалость повлекла бы за собой судебную ошибку. Однако, сейчас, наконец-то было принято решение, что мы должны урегулировать этот вопрос строго, поскольку здесь стоит вопрос о предательстве Императорского Дома.

4 Августа 1869

Моросит дождь. Я весь день был дома, поскольку пытался отойти от болезни. Сегодня я купил короткий меч работы Садамунэ при посредничестве Сайто-сан. (Садамунэ - это изготовители мечей 14 века, было их двое - один из провинции Ямато и работал в 1317, другой - из Сагами и работал в 1331. Меч работы и того, и другого - большая ценность)

15 Августа 1869

...В 2 я получил официальный вызов во Дворец. Ямада Итинодзё пришел поговорить - и мы обсудили некоторые последние изменения. После 2 я отправился во Дворец. Его Величество подарил мне меч, и я получил его похвалу. Затем, в Павильоне Якома, я получил бумагу с официальным назначением на должность члена Императорской Академии из рук принца Сандзё. Я часто просил освободить меня от моей нынешней должности, и я был рад получить такие милости от Его Величества.

Кидо, 4 придворный ранг

Несколько лет вы занимались многими делами государственной важности и служили ответственно на своей должности с самой Реставрации, помогая Нам с великим уважением и исполняя свою службу исправно как никто другой. Однако, Мы желаем полностью признать ваши добрые дела, и освободить вас от ежедневной и рутинной работы, засим позволяя вам покинуть вашу регулярную службу. Ваши будущие услужения будут чрезвычайно важны, ибо, хотя Мы и создали в общих чертах новую политическую структуру, Мы хотели бы изучить форму централизованного управления, которую собираемся принять. Повелеваем вам не жалеть усилий в помощи нам, чтобы найти идеальную форму организации государства.

Кидо, младший 4 придворный ранг

Ваше назначение членом Императорский Академии сим объявляется утвержденным

15 августа 1869


В присутствии Императора, мне был пожалован длинный меч, украшенный моном с хризантемой и павловнией.

@темы: Katsura, мое бездарное

13:48 

Kyodai, your kansai is protruding
moth-prince.diary.ru/p184474731.htm - ссылка на все посты с дневником Кацуры

21 Марта 1869

...Шинрьюин из клана Аидзу, раньше известный как Коидэ Тэцуноске (а ныне - монах), приходил ко мне домой. В другой день он выразил мне свою благодарность за подарок. Люди из Аидзу действительно умеют раскаиваться, - так что у них больше не будет проблем с получением прощения за измену против Императорского Правительства. Их чувства достойны жалости. Ныне Императорское Правительство равно относится ко всем жителям страны, не выделяя никого и не порицая кого-то сверх меры. Таким образом, мы насколько можем, стараемся изо всех сил претворять в жизнь пожелания Его Величества.

В 11 я ходил в совет, освободился в 4. Сегодня я получил вот такой приказ:

"Кидо Дзюннитиро, Такаёши же о_О"

Поскольку Министерство Обороны приказало заняться вопросом сдавшихся людей из Аидзу, и поскольку вы время от времени занимались данной проблемой, отныне вам приказано взять на себя этот вопрос, и решить его, советуясь с Министерством.

Март 1869, Административная канцелярия
"

Этим же вечером я отправился в дом Оки на прием. Очень много вопросов, требующих моего внимания, возникли в ходе обсуждения Возвращениям согласно Реестру Земель и Народонаселения, так что я высказал некоторые цели, которые я уже имел в виду. Кроме того мы обсуждали и проблему Аидзу...



4 Апреля 1869

Сегодня было приказано открыть для всеобщего пользования сады Фукиагэ, и туда стеклась целая толпа народу. Я ушел из Дворца после 3, и сразу же отправился к господину Оки, чтобы в деталях обсудить проблему, как привести Токио в порядок, и проблему мелиорации земли в Коганэбара и других местах. Он не имел возражений относительно наших планов. Я продолжал полагать, что правительству важно назначать на должности людей, хорошо ознакомленных с вверенным им вопросом. Я бы хотел, чтобы даже бывшие мятежники и изменники, очистившиеся от своих преступлений, могли исполнять важные обязанности. Правительство само нанесет обиды многим, если оно продолжит считать тех, кто когда-то совершал преступления, врагами, и будет отказываться относиться к ним так, как они того заслуживают.



26 Апреля 1869

...Ямагата Кёске сегодня уехал домой, - он пришел с Таки и Фукубарой, чтобы попрощаться, и попросил, чтобы я написал ему прощальные стихи. И я написал ему пару вот таких строк:

К людям относись с теплотой, точно к цвету вишневому:
Отринь жестокость мечей и металла холод




3 Июля 1869

Снова приходил Хиноки. И Накадзима Сакутаро приходил поговорить. Слуга-китаец Накадзимы, как говорят, был одним из тех, кого Сакамото Рёма купил в Шанхае и привез с собой сюда...

@темы: мое бездарное, bakumatsu, Katsura

13:24 

из дневника Кацуры Когоро

Kyodai, your kansai is protruding
moth-prince.diary.ru/p184474731.htm - ссылка на остальное

24 Февраля 1869

...Сегодня я встретился со своим старым другом, которого не видел уже десять лет, - это был Ивасаки Наонашин из Уэда - и с Сайто Шинзо из Мацуширо, что в Каванагаро. Мы прекрасно провели время, выпивая и разговаривая о прежних временах. Каванагаро - это место, где я часто развлекался с Такасуги Ясуо (Шинсаку), семь лет назад, - уж не знаю, сколько раз мы там выпивали со Старым Асада. Когда я вспоминал прошлое, слезы увлажнили мои рукава сами собою. Нас пришли обслужить несколько гейш, которых я знал еще с былых времен, собралось около десяти женщин в общем.

19 Марта 1869

...В 12 я отправился в кабинет совета, где мы принимали решение по вопросам, связанным с Аомори и Аидзу, к которым вчера призвало наше внимание Военное Министерство. Люди из Аидзу, которые сдались 17 Марта, были лишены всего имущества, они скрывались в Токио, оставаясь опорой для своих более мятежных земляков, да и чтобы смириться с предательством их собственного господина. Подверженные нападкам и гонениям как на территории своего хана, так и вне его, они были в положении обездоленных - поистине невыносимое зрелище. Тронутый жалостью к их бедствиям, я доложил о положении их дел господам Огиматисандзё и Хигашикузэ, и мы выделили 1000 рё для этих людей. находящихся в затруднении. Сайто пришел передать ответ с благодарностью от страждущих, и я передал их признательность вышестоящим. После 3 я ушел оттуда, сразу же направившись на встречу с Омура в Военном Министерстве, где я и доложил ему о принятом решении...

@темы: Katsura, bakumatsu, мое бездарное

01:54 

Kyodai, your kansai is protruding
Люди в этой словесной игре - точно состязаются в сумо.
Истинные победители в этой борьбе - не обязательно те, кто одержал победу в соревновании.

18 ноября 1869

попробовал и более литературно:

Подобна сумо эта игра на словах
Здесь и победитель порой вылетает за круг

@темы: Katsura, bakumatsu, мое бездарное

01:44 

Kyodai, your kansai is protruding
подгоняю что есть

Из дневника Кацуры

12 Апреля 1870, 1 Мая 1870, 18 Мая 1870, 1-4 Июня 1870
moth-prince.diary.ru/p203717767.htm

18 Февраля 1870, 20 Февраля 1870, 26 Февраля 1870
moth-prince.diary.ru/p198256138.htm

4 Января 1870, 4 Января 1870
moth-prince.diary.ru/p195748587.htm

4 Ноября 1869
moth-prince.diary.ru/p193823077.htm

30 Октября 1869
moth-prince.diary.ru/p189153470.htm

18 Июля 1869, 4 Августа 1869, 15 Августа 1869
moth-prince.diary.ru/p187428874.htm

21 Марта 1869, 4 Апреля 1869, 26 Апреля 1869, 3 Июля 1869
moth-prince.diary.ru/p186846684.htm

24 Февраля 1869, 19 Марта 1869
moth-prince.diary.ru/p185151332.htm

9 Февраля, 1869
moth-prince.diary.ru/p184238822.htm

6 августа 1868
moth-prince.diary.ru/p183593721.htm

11 июля 1868
moth-prince.diary.ru/p183409117.htm

11 июня, 14 июня, 22 июня 1868
moth-prince.diary.ru/p181863695.htm

его стихи

moth-prince.diary.ru/p182658834.htm
moth-prince.diary.ru/p182259829.htm
moth-prince.diary.ru/p181798821.htm
moth-prince.diary.ru/p181690268.htm

@темы: bakumatsu, Katsura, мое бездарное

13:56 

Kyodai, your kansai is protruding
из дневника Кацуры Когоро

9 Февраля, 1869

...вокруг стола тут собралось более десятка гейш и Шимабаши, и, поскольку они передавали мне так много чаш с сакэ, я сильно напился до того, как понял это. Я сбежал с вечеринки вместе с Сайто Шинтаро, чтобы уплыть домой. Было уже за полночь, когда я прибыл. Этим вечером я почувствовал вдохновение написать стихотворение:

Готовясь разъяснить всем понятие истинной верности,
Я желал бы завоевать все пять континентов,
Как скорбно то, что погибли мои товарищи!
Всем моим удовольствиям сопутствует горе.
По милости небес моя жизнь была спасена,
И я даю себе обет за это отплатить моей Родине.



То, что я сегодня вот так приплыл в Токио было подобно сну. Не знаю, как много раз я брал лодку и поднимался по потоку Сумидагавы во время цветения вишни, и днем, и ночью, лет шесть-семь назад. Из моих товарищей по тем прогулкам, ни единого не осталось ныне в живых. Я в одиночестве наслаждался удачей дожить до этого времени. Меня переполняют чувства.

@темы: мое бездарное, bakumatsu, Katsura

16:32 

Kyodai, your kansai is protruding
из дневника Кацуры Когоро

6 августа 1868

Волей небес была реставрация Императорского правительства, что произошла прошлой зимой; но в полной мере эту Реставрацию получилось произвести только после того как многие верные и славные люди пожертвовали своими жизнями во имя службы Императорской семье. Несколько дюжин моих друзей пали мучениками во имя Империи, но по случайности я дожил до этого дня. Может быть, я недостаточно выказывал верность делам своего народа? По моему скромному мнению, нынешнее Императорское Правительство обладает лишь малой военной мощью или властью; и наши конфликты с иностранными нациями зашли неминуемо далеко от понимания. В это время, когда благополучие Императорской семьи несколько пошло на подъем, в связи с признанием того, что высшая верность должна быть адресована именно Императору, Небо все-таки не окончательно покинуло нашу Страну Богов. Но пламя мятежа еще пылает; все явно указывает на то, что предатели делают решительный рывок, стремясь достичь своих целей. С весны, однако, я желал воспользоваться преимуществом нынешней возможности полностью очистить регион Тохоку от врага, покуда наш дух непоколебим, и создать крепкий фундамент для могущества нашей страны, и распространить ее влияние по всему миру в великом масштабе, чтобы те, кто унаследует наше дело, смогли бы четко отмерить границы нашей Страны Богов и распространить наше влияние за границей, начиная с Карафуто и Камчатки. Теперь, однако, мы не уверены, можем ли мы правильно удержать в состоянии стабильности Японию. Число верных и добродетельных самураев, павших жестокой смертью на полях сражений, не достигнув еще своих целей, - неизмеримо, и их души беспокойно носятся по миру мертвых. Те же из нас, кто дожил до этого дня обязаны отплатить за это тем, кто погиб во имя достижения их целей, чтобы их души мирно упокоились.

...


И снова люди меня неправильно понимают. Их обсуждения моих взглядов кажутся мутными и неуместными. Такая ситуация в моем хане непрестанно тревожит мои мысли. Если я не в состоянии правильно совладать со людьми из моей же провинции, то как я могу быть полезен Императорскому Правительству? В то же время, слыша такие пересуды, я еще и обеспокоен ежедневными донесениями о жестоких сражениях в Тохоку. Все идет вопреки моим желаниям, восемь или девять раз из десяти, даже в моей родной провинции, как я уже отметил. Итак, чтобы как-то ответить за свои ошибки, я отправился на встречу с командиром оборонительных войск Императорской армии; но, хотя я несколько раз попытался его убедить, он не дал мне разрешения служить под его началом. Вместо того мне дали официальный приказ поспешить в Эдо и заняться крупными политическими проблемами — так что я был загнан в угол.

Меня подозревают без конца. Но я-то в конце-концов, человек, так что я не могу расслабиться в такой ситуации. Но я постоянно должен удерживать себя от того, чтобы стать излишне эмоциональным, я помню, что мне говорили два моих друга, ныне покойных. (Вероятно, это он о Такасуги и Кусаке) Однажды, когда я опасался сделать ошибку из-за своей природной подверженности эмоциям, я спросил их мнения. Один из них ровно сидел в сэйза и сказал: «Верность и сыновнее почтение — тоже имеют эмоциональную природу. Вот что я осуждаю, так это человеческую бессердечность. » Другой же сказал: «Я видел, как ты помогал людям, но я никогда не видел, как ты кого-то предаешь. Когда человека предают, несправедливость по отношению к нему велика, в то время как вред, приносимый помощью — почти незаметен. Большинство из тех, кому ты помог, - достойные люди.» Несмотря на совет двух моих товарищей, я все равно действую осмотрительно. Даже если кто-то раскрывает свою чувствительную сторону, но живет без приверженности правому делу, его беды не будут знать конца. Сейчас жестокое время, а люди все еще советуют мне сдерживать свои эмоции, так что я затрудняюсь решить, что же делать.

Сегодня вечером я выпил больше, чем следовало, и бесконечно предавался мечтам. Время от времени луна сияла ярко, но вдруг снова пряталась за облаками. Оба моих друга мертвы, так что я не стану упоминать их имена; но я скорблю по ним.

@темы: bakumatsu, Katsura, мое бездарное

15:59 

Kyodai, your kansai is protruding
Из дневника Кацуры Когоро
11 июля 1868
стихотворение попросил написать Сэтаи, который получил меч Кацуры в этот день.

Получив однажды мой добрый меч, Корьюсэн,
Десять лет я доверял ему мою жизнь.
Он защищал меня на главных дорогах Империи;
И им же я путь очищал через тернии и заросли троп.
Вот уже много лет смятение в этой земле;
И я брал этот меч с собой в дальние путешествия.
Словно друг, он составлял мне кампанию в те тягостные дни;
С ним на поясе, я как-то даже вторгся на территорию врага.
Когда весенние дожди бросают тень на горы и поля,
Часто мечты моей юности сходят на нет.
Когда осенние ветра колышут траву и листы,
Мой меч в своих ножнах оплакивает, в свою очередь,
Великий вечный кодекс, что так тяготит.
Мои собственные слава и богатство не важны,
Однако когда беды приходят, не зная конца,
Я всегда переносил их, скрепя сердце.
Давно вы желали этот меч
И вот я без колебаний снимаю его с пояса, чтобы вам подарить.
И вот, - пришли прошлой ночью вести!
О том, что мятеж на Востоке снова поднялся.
Мой верный меч! Твое дело еще не завершено.
Но теперь мы расстаемся, - я на Западе остаюсь, ты идешь на Восток,
Молю тебя, держись всегда своего предназначения
Которому ты, не прерываясь, себя посвящал.
Пока еще страна эта не пребывает в мире!
Пока смятение царит во всем,
Покройте этот меч новой славой!

@темы: bakumatsu, Katsura, мое бездарное

10:31 

Kyodai, your kansai is protruding
выжимки из дневника Кацуры Когоро за 1868 год

11 июня
Чтобы в следующем году извлечь выгоду из наших возможностей, я приложил все свои силы, чтобы заключить союз с Сацумой и привлечь Мурату Зороку*, чтобы тот содействовал с военной организацией хана и провел полную военную реформу в Тёсю.
Но в то же время единственный, кто действительно помогал мне, был старый добрый Сэйзан-сама. Поминая это, я преисполнился чувств, так что я стоял как вкопанный, и не мог удержать слез.
Сейчас, когда мнения большинства, резко разделились, и решений для наших проблем нет и в помине, был бы я так отягощен делами, если бы этот пожилой господин был еще жив? Ах, если бы в настоящем обернуться на прошлое, великая цель воинов-лоялистов, что ужасной смертью пали за многие эти годы, в верности Императорскому дому, могла продолжать свое развитие и вела наш народ к процветанию в течение многих веков, я бы мог поумерить свои тяготы и заботы...Ночью я рылся в старом ящике и нашел там письма от Кусаки* и Такасуги.

14 июня
. . .а потом я пошел в представительство хана. Я отнес туда петицию в 4 пунктах, в которой отметил, что следует дать возможность к продвижению способным людям, и что правительство должно приступить к финальному шагу, чтобы принести мир стране, установив крепкое правление и отправило на фронт побольше войск.

22 июня
Вчера вечером в беседе с военными, говорившими о деяниях старого Мураты Сэйфу, я, как и всегда, восхищался этим пожилым господином. Я давно хотел установить памятник под его любимой сосной, но все еще этого не сделал. Через пару дней я собираюсь в Нагасаки, потом сразу обратно в Киото, не стану возвращаться сюда в этом путешествии. По этой причине я хочу воздвигнуть этот памятник до того, как уеду, и я спланировал, как он будет выглядеть. Каменотес нашел для меня подходящий камень, затем я отправился к нынешнему владельцу той сосны, Иноуэ Тоджину, и рассказал ему о моем долго откладываемом намерении: и Тоджин с радостью дал мне свое согласие. Я вверил все дела по завершению памятника в честь покойного Сэйфу Нагануме Таробэю и уехал. Я написал «Сосна Сэйфу», чтобы ее выбили на лицевой стороне монумента, и приготовил для задней стороны следующие слова: «Мурата Сэйфу родился в эпоху мира и спокойствия. Достигший успеха и в военном деле, и в литературном искусстве, он изгнал прочь реакционные привычки своего века, и восстановил дух воина в хане. Разве не должны мы восхищаться его добродетелями в наши дни? Летом 1868, когда я вернулся из Киото, я проходил мимо его старого сада и увидел его любимую сосну. Сожалея о том, что его больше нет среди нас, я установил этот памятник и предостерег тех, кто пришел срубить это дерево. В память о старом господине, я написал здесь стихотворение в китайской форме зэкку, которую он так любил:

Теперь, когда я занял высокое место в правительстве и достиг вершин,
Я готов вынести выпад мечом или яри в мою сторону,
Но когда же вернется в свой родной город наш ученый Уважаемый Государственный Муж?

Старая сосна у его библиотеки снова в цвету. В этот пятый месяц года Имперской Реставрации, с Уважением начертано рукой Кидо Оэ Такаёши»

@темы: мое бездарное, bakumatsu, Katsura

薔薇餓鬼乙女の日記

главная